Основные внешнеполитические приоритеты Александра I

Свою главную задачу молодой Александр I видел в борьбе с революцией, которую для него символизировали императорская Франция и Наполеон. Здесь царь был принципиален и тверд, хотя нередко ему приходилось встречать непонимание и преодолевать изоляционистские настроения даже в ближайшем своем окружении. Первые дипломатические шаги правительства Александра I свидетельствовали о желании сохранить нейтралитет в этой борьбе. Но по мере расширения наполеоновской агрессии в Европе Россия была вынуждена принимать меры к ее сдерживанию. Обострение российско-французских противоречий было связано со стремлением Наполеона к установлению европейской, а позднее и мировой гегемонии. Противодействие этим планам заставляло Россию стремиться к союзу с Англией, Австрией и Пруссией.

Озабоченный своим упрочением на престоле, Александр I проводил осторожную внешнюю политику. Авантюры были не в его характере. После своего вступления на престол он начал придерживаться тактики отказа от политических и торговых договоров, заключенных его отцом. Внешнеполитическую позицию, выработанную им вместе с «молодыми друзьями», можно охарактеризовать как политику «свободных рук», что было разновидностью политики нейтралитета, уклонения от участия в обязывающих военных союзах и коалициях. Россия пыталась, сохранив свое положение великой державы, выступить в роли арбитра в англо-французском конфликте и, добившись уступок, связанных с плаванием в Восточном Средиземноморье российских судов, снизить военную напряженность на континенте.

Политика «свободных рук» оказалась в тех условиях невозможной, и тогда Россия перешла к тактике «многостороннего посредничества», которая опять-таки давала ей положение верховного арбитра на континенте. Она заключила договоры с Англией, Австрией и Францией. Помирившись с Англией, царь заявлял, что стремится к европейскому миру. Он не порвал с Францией, с которой в 1801 г. в Париже была подписана секретная конвенция о необходимости совместно решать немецкие и итальянские дела. Договор с Францией означал, что Александр I признает изменения, происшедшие в этой стране после революции. Однако Наполеон быстро сумел отодвинуть Россию на второй план, обещав свое покровительство южногерманским государствам — Бадену, Вюртембергу, Баварии, чьи правители прежде ориентировались на Россию. В 1803 г. им был оккупирован Ганновер, что нарушало нейтралитет Северной Германии. Одновременно наполеоновская дипломатия стремилась разрушить русско-турецкое сотрудничество, провоцируя беспорядки и военные угрозы на Ионических островах, где были расположены российские войска. Нежелание Александра I втягиваться в военные конфликты разбилось о реалии международной политики.

Российско-французские противоречия обострились в начале XIX в. и в восточном вопросе. Этот вопрос как международная проблема возник в середине XVIII в. и был связан с ослаблением некогда могущественной Османской империи, с одной стороны, и усилением колониальной экспансии западноевропейских государств, с другой. С начала XIX в. восточный вопрос на длительный исторический период стал одной из важнейших проблем внешней политики России, так как для нее первостепенное значение имело обеспечение выгодного судоходного режима в проливах Босфор и Дарданеллы. От этого во многом зависели как безопасность черноморских границ России, так и экономическое развитие южных окраин страны. В связи с этим важную роль играли собственно российско-турецкие отношения — государств, имею-щих общие сухопутную и морскую границы. За влияние в Константинополе, дружественную позицию Турции русской дипломатии приходилось вести напряженную борьбу. Составной частью восточного вопроса для России были ее взаимоотношения с народами Балканского полуострова и помощь им в борьбе за освобождение от ига Османской империи. Но в целом в начале XIX в. русская программа в восточном вопросе находилась еще в стадии становления.

Александр I и его ближайшее окружение вынуждены были пересмотреть политику «свободных рук». Возглавлявший ведомство иностранных дел канцлер А. Р. Воронцов считал, что «поправление внутреннего состояния государства важнее, конечно, для нас, всяких новых приобретений». Одновременно он был убежден в необходимости тесного союза с Англией для противостояния наполеоновской угрозе. Его всецело поддерживал брат С. Р. Воронцов, занимавший пост посла в Лондоне. Антинаполеоновские настроения выражали и «молодые друзья» императора, среди которых наибольшим влиянием во внешнеполитических вопросах пользовался А. А. Чарторыйский. Они были убеждены в неизбежности войны с наполеоновской Францией и необходимости тесного союза с Англией. А. А. Чарторыйский, занимавший пост товарища министра иностранных дел, верил, что данный политический курс приведет к восстановлению независимости Польши, что, разумеется, было иллюзией.

Противниками активного участия в европейских делах были такие влиятельные вельможи, как Ф. В. Ростопчин, П. В. Завадовский, Н. П. Румянцев, А. Б. Куракин. Они полагали, что англо-французские противоречия лежат вне национально-государственных интересов России, что Наполеон вовсе не является олицетворением революционного начала и военное вмешательство в европейские дела обременительно для российских финансов.

Категории: История
  1. Комментариев пока нет.
  1. Трэкбеков пока нет.